По словам Владимира Тарасова, «самые хорошие контакты в творческой среде — параллельные, потому что музыканты говорят друг с другом, в основном, каждый о себе». Тарасов рано стал «своим» в среде художников, писателей и поэтов. Еще в начале 1970-х годов, с легкой руки своего друга художника Ильи Кабакова, он начал делать инсталляции. В 1991 году в Дюссельдорфе состоялась выставка произведений русских концептуалистов, где Кабаков представил работу «Красный вагон» (имелся в виду вагон, в котором заключенным читали политагитацию). Оказалось, что сольная программа Тарасова «АТТО 3. Драмтеатр», также посвященная Советам и лагерям, идеально сочетается с проектом Кабакова, и работы решили объединить. Так состоялось первое полноценное сотрудничество с Ильей Кабаковым в этом жанре. За ним последовал «Инцидент в музее, или Музыка воды» — проект, в основу которого легло впечатление от падающих дождевых капель, за которыми автор наблюдал, прячась под кроной дерева от летнего ливня. Позже появился «Концерт для мух».

«С тех пор так и живу, — говорит В. Тарасов. — Как чувствую, что музыка становится просто работой, «прыгаю» на территорию инсталляции. Потом, поскольку все равно всегда хочу играть на барабанах, возвращаюсь к музыке».

Свои собственные, сольные проекты, представленные на выставке в РОСФОТО, в которых видеоряд сосуществует с перкуссионным сопровождением, Владимир Тарасов называет «звуковыми играми».

«У меня все связано со звуком, движение идет от ударных. Чем больше я овладеваю инструментом, тем больше он мне открывается. Ведь ударные — самый древний инструмент, который не был придуман человеком. Он существовал изначально: камнем ударяли о камень, палкой о палку. Барабан — это не просто «быстро и громко», это нечто большее; важнейшую роль, например, играют паузы между звуками. Поэтому ударные очень хорошо сочетаются со словом и изобразительным рядом».

Один из таких нерукотворных инструментов, найденный в горах недалеко от Баку, стал героем инсталляции «Гобустан». Стоящий на резонаторах огромный валун весом в несколько тонн, полый внутри, заменяет целую колокольню — настолько разнообразны извлекаемые из него звуки. На нескольких мониторах запечатлен автор, играющий на этом камне, использовавшемся в далеком прошлом в качестве сигнального барабана. Здесь, в пространстве между образом и звуком, реализуются древние архетипы.

Единственная инсталляция Владимира Тарасова, в которой не задействован звуковой ряд, называется «Рождественский венок». Она была показана в Вильнюсе в канун нового 2001 года. В семи костелах разместили свечи, которые при взгляде с высоты птичьего полета становились похожими на венок, надетый на город, будто на дверь дома в Рождество. На выставке эта работа представлена фотографиями.

Проект «IN BETWEEN» посвящен последнему русскому колеснику «Гоголь», плавающему по Серверной Двине. На центральном мониторе этой трехчастной композиции, напоминающей фрагмент кинопленки, вращается колесо, сквозь которое виднеется вода. Слева — руки выдающегося американского контрабасиста Марка Дрессера, смычок и струны; справа — руки Тарасова, щеточки и барабан. Также на выставке будут показаны посвященная Венеции инсталляция «SEPTIMA» и видеопроект «INSIDE OUT», который позволит зрителю погрузиться во внутреннее состояние барабанщика, прочувствовать его.


В 1999 году в Русском драматическом театре Литвы состоялась премьера поставленного Владимиром Тарасовым спектакля «И немедленно выпил…» по поэме Венедикта Ерофеева «Москва–Петушки». В 2002-м на той же сцене он поставил оперу немецкого композитора Эдвина Гайста «Возвращение Дионисия». В 1998 году увидела свет автобиографическая книга «Трио», опубликованная московским издательством «НЛО», где в 2009 году вышла и следующая книга Тарасова «Там-Там». В 2009 году Владимир Тарасов стал лауреатом премии «Триумф» (независимая премия России за высокие достижения в области литературы и искусства). Музыкант и композитор, называющий себя «человеком джаза — джазовым по мышлению и по звукоизвлечению», В. Тарасов на протяжении вот уже многих лет успешно «импровизирует» в самых разных творческих сферах. На вопрос о преимуществах жанра инсталляции Владимир Тарасов отвечает: «Сделал ее, кажется: чего-то не хватает, мучаешься. Отойдешь от нее, вернешься — глядь, а ты ей уже не нужен: поет, играет, счастлива». А чувства, как известно, заразительны.

 Мария Гаврильчик