Часть выставки посвящена студийным и пленэрным работам профессиональных японских фотографов: Кусакабэ Кимбэй, Уэно Хикома, Огава Кадзумаса. Их имена вписаны в «золотой фонд» мировой фотографии последней трети XIX века. Также на выставке представлены работы знаменитых европейских авторов, которые работали в Японии: Феличе Беато, Адольфо Фарсари, Раймунда фон Штилльфрид-Ратеница, их японских учеников и коллег.

До 1859 года иностранцам не разрешалось работать на территории страны Восходящего солнца. Лишь с 1868 года, при правлении императора Муцухито, европейские фотографы смогли открыть собственные студии в некоторых городах Японии. Первопроходцем, впервые открывшим Японию для мировой фотографии, можно считать Феличе Беато. Он приехал в Японию в 1863 году и уже через два года основал ателье «Beato & Wirgman, Artists and Photographers» в Иокогаме. В его студии начинали постигать искусство светописи многие талантливые японские фотографы. В 1877 году он продает иокогамское ателье австрийцу Р. фон Штильфриду, а в 1884-м оно переходит к ученику Беато — японскому фотографу Кусакабэ Кимбэю.

Стеклянные негативы, оставленные Феличе Беато в Японии, а также выкупленные у коллег Кусакабе Кимбеем, считаются эталонными образцами японской фотографии эпохи Мейдзи. Отпечатки, сделанные с этих негативов, получили широкое распространение не только в Японии: они пользовались и продолжают пользоваться огромной популярностью во всем мире.

Загадочная страна Островов с таким отличным от европейского представления бытом и культурой будоражила воображение европейских обывателей. Когда она наконец стала доступной (первоначально – для моряков, купцов, дипломатов и миссионеров), японские сувениры завоевали огромную популярность. Европейцы охотно скупали гравюры, веера, зонты, нэцке и, разумеется, фотографии.

В «японских» альбомах конца XIX — начала XX века чаще всего встречались фотографии с портретами местных жителей, жанровые студийные сцены, отражающие быт и ремесла японцев, а также видовые снимки архитектурных и природных достопримечательностей. Купленные у разных фотографов в разных городах, «типы и виды» Японии могли перемежаться со снимками, сделанными на корабле, и совмещены с фотографиями из других стран. Также существовали сувенирные издания, полностью состоящие из видовой фотографии или жанровых сцен. Для таких сувенирных альбомов нередко использовались крышки, изготовленные японскими мастерами в традиционной лаковой технике, инкрустированные резьбой из слоновой кости, декорированные золотой фольгой или художественной росписью. Привезенные из-за границы, они долгие годы украшали русские интерьеры.

Фотографические портреты «бидзин» (прекрасные женщины), городские и сельские типы, жанровые сцены и даже пейзаж – все эти «картины переходящего мира» роднят японскую фотографию с гравюрой. Как и гравюра, альбуминовые отпечатки были раскрашены. Поскольку первые видовые фотографии Японии были выполнены итальянскими, французскими и английскими фотографами и предназначались для западных покупателей, построение кадра, в отличии от студийной, достаточно плоскостной, съемки, порой поражает своей глубиной, но в отличие от японской гравюры не отягощено деталями.


Выставка входит в программу путешествующих туров, разработанных РОСФОТО для музеев России и мира. Более подробно о программе и других выездных выставках можно прочитать по ссылке.