Поляк Миколай Длугош собирает воедино массу любительских и профессиональных фотографий, посвященных отдыху и повседневности туристического курорта второй половины ХХ века. 

То, что окружало обычного человека во время ежегодного отпуска, для профессионального фотографа, снимавшего открытки или хронику, было рутиной каждого дня. Официальные фотографы наблюдали и производили образы, стандартные для любого курорта, на побережье или на водах. Однако и любительские фотографии воспроизводят некие клише «фото на память». Куратор РОСФОТО Игорь Лебедев разобрался во взаимоотношениях официальной и «домашней» съемки, сравнил польскую фотографию с советской и рассказал, на что обратить особое внимание на выставке «Отдых и другие истории».

Как устроены наши воспоминания о детстве? С одной стороны, мы помним свои собственные переживания, рассказы родителей, а с другой — то, как выглядел мир, который снимали совершенно другие люди, фотографы. Находясь в нем, мы не видели ничего необычного, но сейчас, отстранившись, мы можем осмыслять его по-другому. Мы можем спросить себя — что это было? Уже не на уровне личных воспоминаний, а скорее общественных —  коллективной памяти.

Пляж
Гдыня, 1977
Фотограф Уклеевский

Почему выставка «Отдых и другие истории» важна для нас? Благодаря этим работам, у нас появляется другой, особый материал для исследования прошлого. Мы можем сравнить содержимое наших семейных альбомов с корпусом фотоматериалов из польских архивов. Как мы жили в СССР и как жили поляки? На официальных фотографиях отдых в Польше выглядит более комфортным — неудивительно, что советский человек всегда стремился на курорты европейских социалистических стран. При этом и наши фотографы старались снимать примерно то же самое, создавая привлекательный образ Сочи, Анапы или Крыма… Однако многие вспомнят, что и на фото, и в жизни все советские пляжи были заполнены народом. Наши фотографы снимали массовый отдых, а здесь такого нет.

165-249 (1)
165-249 (1)
Пляж на море
Колобжег, 1971
Фотограф Я. Тыминьский
165-249 (2) (1)
165-249 (2) (1)
Щецинский залив
Тшебеж, 1971
Фотограф Я. Тыминьский

Здесь есть, однако, интересный технический момент. В 70-х годах советская цветная фотография была или официальной, или кустарной, при этом очень дорогой. Уровень развития технологий не мог обеспечить долговечность фотоснимков, и цветная фотография практически не сохранилась. А у польских фотографов совсем другой уровень культуры.

Тем не менее, сходство официальной польской фотографии с советской очевидно. И там, и там фотографии делались по социальному заказу от правительства с целью показать, как хорошо живут трудящиеся этих стран. Перед нами проходит целая галерея типов отдыхающих. Но в нашем сегодняшнем опыте взаимодействия с этими снимками есть что-то, пожалуй, даже трагичное. Мы видим архитектурные объекты, которые когда-то считались яркими и эффектными, но теперь исчезли, тотально устарели, развалились или законсервировались. Наша повседневность, казавшаяся вечной, уходит, и мы не можем за этим уследить.

Снежка
Карконоше, 1976
Фотограф Л. Суровец

Мир любительской черно-белой съемки — совсем другой. Это мир личного восприятия. Черно-белая фотография сейчас практически закончилась, и эти снимки для нас уже в большей степени проникнуты ностальгией. Мы смотрим на фото «Иоанна на пляже» — перед нами типичная женщина того времени, она греется на солнце, зная, что позирует в романтическом образе. В каталоге автор разворачивает вымышленную историю героини, и фотография становится причиной для серьезного разговора о личной жизни. Если официальная фотография показывает нас со стороны, то здесь мы погружаемся внутрь себя.

Иоанна на пляже
Мендзыздрое, 1965
Фотограф А. Бобиньский

Но, как ни странно, мы снова сталкиваемся со стереотипным восприятием отдыха — будто бы существует некая конвенция, как нужно оставлять воспоминания на будущее. Сфотографироваться в шезлонге одетым в ветреную погоду осенью, во дворе или в саду — это целое событие фотосъемки: красиво одеться, вынести стул… Это презентационный снимок. Разве не близко это современному российскому зрителю и любому, кто держал в руках камеру или смартфон? Только мы сейчас идем в фотостудию, на набережную Невы, фотографируемся около памятника.

Иоанна в саду Даниеля
Лодзь, 1941
Автор неизвестен

Очень много любительских снимков, представленных на выставке, сделано вне контекста: зачастую неясно, фотографировал ли автор кого-то из своих близких или просто снимал пейзаж. Дело в том, что пейзаж в тот момент любитель не снимал без фигур. Для него была важна приобщенность, достичь которой можно было только через присутствие людей на фото, а иначе возникало чувство тоски.

Scan 137
Scan 137
Иоанна на пляже
Мендзыздрое, 1965
Фотограф А. Бобиньский
Scan 147
Scan 147
Вид на город Лиманова
1920
Фотограф Б. Щёткевич

В 80-х — 90-х годах началась эпоха массовой цветной фотографии. Везде появились пункты печати. Жизнь изменилась. Длугош представляет серию снимков, посвященных детям, заставляя нас задуматься о том, что все изменения в жизни общества в первую очередь сказываются на детях — ведь именно им, а не себе, покупают что-то новое и модное и снимают их всегда больше. Детские образы становятся зеркалом изменений в культуре.

Завершающий раздел выставки показывает, как частное видео начинает вытеснять цветную фотографию. Снимают все подряд — человек с камерой не обладает опытом представления визуального материала в формате кино. Ничего не вырезается, не монтируется — повседневность идет полным ходом. Именно видео показывает, насколько может быть ужасен, неэстетичен человек и его действия во взгляде стороннего наблюдателя. Сами герои съемки подобной оптики лишены — для них, конечно, это только воспоминания. Посторонний же человек просто сталкивается с чем-то совсем неинтересным. Несмотря на то, что сюжеты все те же, что и в домашнем фотоальбоме, фотография обладала эстетическим потенциалом, а здесь, в видео, нет никакой эстетики — только голая жизнь.

Выставка действительно очень сложная для восприятия, и говорить и о ней можно по-разному. Сегодня, сталкиваясь с любительскими фотоснимками, мы демонстрируем очень высокий уровень критического осмысления как эпохи, так и частной жизни. Однако в то же время мы пребываем в конфликте — потому что, быть может, это и про нас? Это мы? Несмотря на каноны официальной или любительской съемки, фотография имеет способность документально показывать то, что с нами происходило, и представлять нас такими, какими мы не хотели бы быть. Именно поэтому автор работает с карточками, найденными на блошиных рынках, и архивами, выкинутыми на помойку. То, что прежде было сокрыто, теперь выносится на всеобщее обозрение, из личного становится общественным, тем, что можно изучать. Можно относиться к этому с принятием или критикой, но правда лежит где-то посередине — открывая для себя образы прошлого, мы приближаемся к пониманию, что такое та жизнь, которую мы проживаем.

Пляж на Гданьском заливе
Гданьск, 1967
Автор неизвестен


 

Поделиться

Последнее изменение 31.10.2018