Мы продолжаем серию статей о лучшем фотоклубе СССР 1987 года и публикуем фрагменты текста участника «Зеркала» Павла Иванова.

Текст опубликован в сокращенном виде. Полная версия включена в каталог экспозиции, который вскоре появится в книжном магазине РОСФОТО.

snimok-e-krana-2016-11-17-v-14-19-48
snimok-e-krana-2016-11-17-v-14-19-48
Члены фотоклуба «Зеркало». За столом: А. Титаренко, Б. Михалёвкин, Г. Ткалич, В. Алферов, В. Потапов, С. Подгорков. Во втором ряду: А. Игнатьев, Ю. Гималайский (Михайлов), С. Кононов, А. Пен, В. Капустин, П. Иванов, Е. Раскопов, В. Карасёв, В. Чуркин, Ю. Матвеев, Б. Булгаков, П. Лебедев, В. Бертельс.

На самом деле смысл отлучения фотографии от Олимпа искусств коренился в неспособности настоящей фотографии лгать. Правда — вот ее язык. А для апологетов советской идеологии «правда» означала документ. Способность фотографии превращаться в документ и делала ее «опасным» искусством. Уж слишком большая разница была между декларациями и настоящим положением вещей в стране Советов. Фотография была актрисой в Советском театре «Иллюзион». За ее игрой следили опытные режиссеры и гримеры «первого отдела». Постоянный контроль привел к тому, что живая, искренняя, непосредственная фотография не доходила до зрителя. Если сюда еще добавить журнал «Советское фото» тех времен, который честно выполнял поставленную перед ним задачу — пропагандировать дилетантизм и «сю-сю» реализм, то картина состояния художественной и документальной фотографии в СССР предстанет во всей своей красе. В середине семидесятых годов положение вещей полностью соответствовало вышесказанному, хотя хватка тоталитаризма постепенно слабела. В различные щели «железного занавеса» просачивались примеры другой жизни, другого искусства, другой фотографии. Назревали перемены. Продолжение

Последнее изменение 24.11.2016