В Санкт-Петербурге (Ленинграде) не проходило ни одного джазового события, на котором бы около сцены не появлялась фигура седовласого и бородатого фотохудожника Александра Смирнова. Огромная армия музыкантов, журналистов и менеджеров исполь­зовала его замечательные работы, которые он щедро представлял всем, кто разделял его музыкальные пристрастия.

Джаз для Смирнова — не только музыка, это — мир его близких друзей, за которыми он мог, абсолютно не интересуясь материальной выгодой, последо­вать в Витебск или Калининград, Москву или Новосибирск.

Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_017
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_017
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_018
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_018
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_043
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_043

Запечатлевать выразительные фигуры артистов и музыкантов, ловить на их лицах мо­менты загадочного вдохновения — задача весьма нелегкая. Ибо джаз — по сравнению с остальной музыкой — слишком непредсказуем, а его адепты ведут себя на сцене весьма раскованно. Самое интересное, что происходит во время джазового концерта — рождение импровизации, удовлетворение от удачно найденных музыкальных фраз и финальная радость от появления скульптурно завершенной художественной формы — все это давно интересует искусствоведов и психологов, поэтов и художников.

Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_033
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_033
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_042
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_042
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_031
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_031

Александр Смирнов как бы импровизирует вместе с любимыми героями своих фотографий, сопереживает, радуется вместе с ними истинным удачам и остроумно иронизирует по поводу некоторых нелепо­стей, коими всегда был богат наш гастрольно-концертный быт. Да, отчасти Смирнов — бытописатель, он предпочитает жанровые сценки, а не парадные портреты. Для него комическое, если оно есть, становится важной составной частью импровизационного по­ведения, без которого жизнь становится скучной, пресной и тоскливой. Видимо, поэтому музыкальные предпочтения фотохудожника ограничиваются традиционными стилями джазового искусства — диксилендом, свингом, бибопом, т. е. теми формами музицирова­ния, которые связаны с мажорным, оптимистическим мироощущением.

Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_022 (1)
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_022 (1)
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_047
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_047
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_044
Ритм.Джазовая_фотография_Александра_Смирнова_044

Александр Смирнов начал снимать джазовых музыкантов в то время, когда даже эта рождаемая на сцене музыка была в какой-то степени подцензурна. Джаз воспринимался как некий глоток индивидуальной свободы (еще Жан д’Аламбер сказал: «Свобода музыки предполагает свободу чувств, а последняя — свободу мысли и свободу действия…») и фото­художник выбирал самые выразительные моменты в жизни музыкантов, имея возможность общаться с ними за кулисами клубов, в поездах дальнего следования и в гостиничных застольях.

 

Всмотритесь в знакомые и незнакомые лица музыкантов. Я убежден, что через несколь­ко минут вы услышите в душе сипловатый джазовый вокал с привкусом блюзового чувства, потому что фотографии Александра Смирнова — это тоже музыка, это часть питерского и, конечно же, всего российского джаза…

Владимир Фейертаг, джазовый критик

Выставка «Ритм. Джазовая фотография Александра Смирнова» работает до 9 апреля 2017 года.

Последнее изменение 20.03.2017