То, что кажется недостижимым, обладает таинственной силой. То, чем невозможно обладать, хочется хотя бы испробовать.

Александр фон Гумбольдт

ДОРОГА СОЛНЦА – LA RUTA DEL SOL

 

Путешествуя по Южной Америке, Александр фон Гумбольдт под Рождество 1801 года, в 65 километрах к северу от колумбийского города Пасто вступил на проложенную инками Дорогу солнца. В месте, где сегодняшнее Панамериканское шоссе пересекается с рекой Рио Майо, он проводил барометрические измерения. Где-то в тех же краях правитель инков Уайна Капак по легенде повелел забить в речной берег 1527 золотых столбов, дабы отметить северную границу своих земель. С того дня, поначалу даже не подозревая об этом, Гумбольдт шел древней дорогой инков, которую также называют «La ruta del sol», или «Дорога солнца». Годом позже, в декабре 1802 года, он прибыл в Лиму.

В тот год Гумбольдт преодолел около 2500 километров. Путешествовал он медленно, пристально во все вглядываясь и наблюдая. Он и его спутники еще сами были частью принимавшей их страны. В пути Гумбольдт собирал сведения об общественном, культурном и экономическом укладе, расспрашивал местных жителей, проясняя исторические, этнографические и социальные вопросы. Все это выходило далеко за пределы изначального предмета его исследований.

Гумбольдт стремился к обобщениям, хотел доискаться высших, всепроникающих взаимосвязей — как в явлениях природы, так и в человеческом существовании. Он исповедовал целостный подход. В эпоху, когда наука уже начала делиться на бесконечное число отдельных дисциплин, он, наверное, стал последним ученым, притязавшим на универсальность.

Исследование личности Гумбольдта и чтение его дневников вдохновили меня в 2010 году повторить его путь, за семь месяцев пройти те самые 2500 километров, где пересекаются древние дороги и наслаиваются друг на друга различные культуры. В путешествии мне встречались разнообразнейшие ландшафты, я миновал вулканы Чимборасо и Котопахи, заходил в глухие горные деревни и посещал колониальные города. Но мое путешествие оказалось прежде всего путешествием во времени. Часто я думал, будто вижу точно то же самое, что видели Александр фон Гумбольдт или Уайна Капак…

Франк Гаудлиц

Колумбия

Горы в окрестностях Пасто поросли густым лесом — и это самые ужасные горы из всех. Бездонная грязь и тропы, превратившиеся в узкие и глубокие овраги, через которые едва способна продраться лошадь. То и дело дорогу перегораживают поваленные деревья. В Европе их стаскивают на обочину, здесь же ведут новую дорогу в обход.

Путевой дневник, стоянка в Пасто, около 19-22 декабря 1801 года

Приветливая зелень гваяковых деревьев и пышные зонтики мимоз составляют живописные группы на равнине. В их тени отдыхают покрытые пестрыми пятнами дикие быки. Здесь ни они, ни мычащие стада не опасаются белолобого андского медведя. Овца с ягнятами беззаботно смотрит на бредущую мимо группу медведей. Природа каждому отвела свой собственный источник пропитания. Разновидность ананаса с листьями, напоминающими алоэ, растет на вершинах, недалеко от снежной границы, но спускается и сюда, в климатическую зону хинного дерева. Молодые побеги этого растения привлекают медведей едва ли не больше, чем овец и быков, и последним стоит страшиться хищников лишь во времена самого свирепого голода. Так в тропиках все отношения принимают более мягкие и мирные формы. Лишь один человек, в каком бы уголке земного шара он ни находился, остается тем же, преследователем и ненавистником себе подобных!

Путевой дневник, путешествие из Пасто в Кито через провинцию Лос Пастос, 22 декабря 1801 — 6 января 1802 года