Новый год. Любимый праздник в фотографиях и открытках XX века

Как семейный альбом с черно-белыми фотографиями, Новый год объединяет родственников и друзей, и, будто сто лет тому назад, кто-то из нас непременно возьмет камеру и попросит своих близких позировать на фоне елки и ватного Деда Мороза.

Традиция поздравлять друг друга и дарить подарки насчитывает не одну сотню лет. Открытки и фотографии из коллекции РОСФОТО иллюстрируют сентиментальную тему новогодних изображений: от зимних пейзажей, натюрмортов с елочными игрушками и карнавальных сцен до работ, которые могут показаться парадоксальными в контексте привычных представлений о любимом празднике. В разнообразии стилей, жанров, фактур чудесным образом сохраняется то общее для всех ощущение праздника, что звучит в теплом поздравлении: «С Новым годом!».

Феномен этого чувства, его принадлежность людям разных стран и поколений нашли выражение в бесконечной веренице заимствований, забавных и обаятельных переделок.

Так, элегантные дамы и господа, запечатленные австрийским или немецким мастером, с муляжами новогодних подарков в руках стали героями европейских открыток, которые в дореволюционное время продавались в российских городах.

Впечатать поздравление на русском языке в образец западной полиграфии было несложным делом. Много лет спустя мы находим открытки с самыми разнообразными европейскими ландшафтами, которые связаны с Новым годом только надписью.

Старые новогодние открытки, как европейские, так и российские, станут немалой ценностью после революции, когда встреча Нового года окажется под запретом вплоть до 1935 года, приняв после возвращения из опалы неожиданно идеологический облик праздника радостного и счастливого детства в стране социализма. Герои первых новогодних открыток советского производства — крепкие лыжники и фигуристы, реже — танцующие пары. И все же изображение безмятежно счастливого ребенка оставалось главным знаком наступающего Нового года в СССР.

Смелыми коллажами, совмещающими в единое изображение Деда Мороза, связку воздушных шаров и какую-нибудь цирковую обезьянку, отмечен труд советских художников в пятидесятых годах, а вот в шестидесятых дизайн существенно меняется. Ледяное безмолвие зимних пейзажей едва ли не вытесняет людей. Интересно, что фотографический хит советских семидесятых — еловая ветка рядом с горящей свечой и стеклянным шаром — напоминает об одной из первых новогодних игрушек — знаменитом саксонском стеклянном шаре XVI века.

История праздника в России

В допетровской России летоисчисление велось «от сотворения мира», которое, как считалось, произошло за 5508 лет до Рождества Христова.

Очередной год начинался 1 марта по т. н. юлианскому календарю, однако в 1492 году, когда праздновалось 7000 лет от Сотворения мира, великий князь московский Иван III приказал вести отсчет с 1 сентября.

К XVII веку относятся составленные иностранцами описания церемонии «О начатии нового лета», проводившейся 1 сентября в присутствии царя и начинавшейся с шествия от Успенского собора церковной процессии с патриархом во главе. Далее на помосте перед Архангельским собором служилась литургия, на которой присутствовали все чины государева двора, от бояр до стрельцов. В конце церемонии государя с началом «нового лета» поздравляли патриарх и представитель бояр, а все присутствующие на площади били челом в землю. Царь отвечал поклоном.

На бытовом уровне такой осенний Новый год в допетровской России не отмечался, зато отмечалось Рождество, которое растягивалось на десять дней до Крещенского сочельника. Эта череда празднеств — Святки — включала и обряды, уходящие в дохристианские, языческие времена: колядование, сожжение соломенного стога, гадание.

Древний обычай наряжать к празднику какое-нибудь дерево существовал во многих странах, включая Турцию, Грузию, Азербайджан, Вьетнам, Японию. Ель к празднику украшали в Голландии и германских княжествах XVII века.

Под впечатлением от пребывания в этих странах Петр I издал указ, повелевавший отмечать Новый год 1 января и вести летоисчисление от Рождества Христова. Календарь оставался юлианский — принятый у большинства других православных народов и на десять дней отличавшийся от календаря григорианского, принятого в Западной Европе. Сохранение юлианского календаря объяснялось и тем, что по григорианскому календарю празднование Нового года выпадало на православный пост, исключавший обильные застолья.

Тем же указом предписывалось при праздновании 1 января 1700 года организовывать фейерверки, развешивать в домах и на улицах гирлянды, а также украшенные зеленые ветки: еловые, сосновые и можжевеловые.

Постепенно главным элементом новогодних и рождественских празднований стала именно украшенная елка, однако встречалась она, в основном, только при царском дворе или в домах знати и была нехарактерна для простонародных святочных гуляний.

Популяризация елки связана с правлением Николая I. Его супруге Александре Федоровне подобные торжества напоминали о ее немецкой родине.  В 1852 году для всех желающих была устроена первая публичная новогодняя елка на Екатерингофском вокзале, а к началу XX века такие праздники вошли в повседневную жизнь.

Правда, на уровне семьи организовать такие торжества могли только люди достаточно состоятельные. Зато сравнительно недорого можно было приобрести и разослать близким поздравительные рождественские открытки с праздничными изображениями.

Печатать их Государственное почтовое ведомство начало в 1894 году, а через год разрешение выпускать «бланки открытых писем» было распространено и на частные типографии. В оформлении почтовых карточек принимали участие такие известные художники, как Л. Бакст, А. Бенуа и др.

Большевики, придя к власти, издали указ о переходе на григорианский календарь, так что 1 февраля 1918 года Россия сразу перепрыгнула в 14-е.

Церковь была отделена от государства, а Рождество и сливавшийся с ним Новый год попали в опалу. Сначала прекратился выпуск праздничных открыток, а в 1929 году празднование Нового года вообще отменили, сделав 1 января обычным рабочим днем.

В конце декабря 1935 года, после опубликованного в «Правде» письма крупного партийного деятеля Павла Постышева, елку реабилитировали, указав, что раньше подобные праздники были развлечением богачей, а теперь должны быть доступны детям трудящихся. Письмо заканчивалось призывом:

«Комсомольцы, пионер-работники должны под Новый год устроить коллективные елки для детей. В школах, детских домах, во дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах — везде должна быть детская елка! Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне Нового года елку для своих ребятишек. Горсоветы, председатели районных исполкомов, сельсоветы, органы народного образования должны помочь устройству советской елки для детей нашей великой социалистической родины».

Поскольку проведение детского праздника предполагало наличие организатора (массовика-затейника), в сценариях подобных мероприятий возникла фигура Деда Мороза. Похожий персонаж фигурировал на рождественских праздниках еще в дореволюционные времена, а генеалогия образа восходит к языческой мифологии. На главном новогоднем празднике в Кремле его роль играли популярные артисты – в 1960-е Александр Хвыля (известный как исполнитель роли Морозко в одноименном фильме), затем Роман Филиппов (гость с Колымы в «Бриллиантовой руке», «Никола Питерский в «Джентльменах удачи»). С 1937 год  у Деда Мороза появилась «внучка» Снегурочка: ее имя было заимствовано у сказочной героини пьесы А. Н. Островского, но сам образ наполнился сугубо позитивным содержанием.

Новогодние елки стали неотъемлемой частью советского быта и повсеместно организовывались даже в тяжелейших условиях Великой Отечественной войны. Новый год праздновался и в спасенной от фашистов Москве, и в блокадном Ленинграде, и в сталинградских руинах.

Позже, когда Красная армия двинулась с освободительной миссией на Запад, советские солдаты часто отсылали с фронта трофейные новогодние и рождественские открытки, отпечатанные в Германии, Финляндии, Дании.

С конца 1940-х годов собственные поздравительные открытки стали печататься и в Советском Союзе, причем чаще, чем рисованные изображения, использовались фотографические, хроникальные снимки новогодней тематики.

Указом от 25 декабря 1947 года 1 января становился выходным днем. С 1954 года зажигается главное праздничное дерево страны — Кремлевская новогодняя елка. В 1991 году выходным днем было объявлено Рождество, 7 января, а в 1993 году — и 2 января. В 2005 году диапазон нерабочих дней продлен до 5 января, а с учетом Рождества новогодние каникулы в России могут растягиваться до 10 января.

(Историческая справка: Д. Митюрин)

Всматриваясь сегодня в образы зимы, заснеженного леса, глядя на дам в элегантных манто и их спутников в тяжелых шубах, советских Дедов Морозов и Снегурочек, всех столь непохожих друг на друга персонажей новогодних открыток, невольно проникаешься атмосферой праздника и волшебства и вновь ненадолго попадаешь в детство. Ожидание чуда, счастья, встречи с близкими — сквозная тема всех новогодних открыток. Она отражает ту неповторимую атмосферу, которая объединяет всех людей планеты в новогоднюю ночь.


Вернуться

Последнее изменение 10.01.2022





    Нажимая "Отправить", я подтверждаю свое согласие на обработку моих персональных данных, указанных в форме
    This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
    Фотография не найдена

    Поделиться ссылкой на выделенное