Обратите Ваше внимание, посещение выставки «Образы Империи» проходит по сеансам.

Любая фотосъемка на выставке возможна только по предварительному запросу.

Всероссийская этнографическая выставка 1867 года, известная также под названиями «Русская этнографическая выставка», «Этнографическая выставка 1867 года Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии», — первый грандиозный выставочный проект в истории Российской империи, который дал мощный импульс развитию отечественной научной школы (этнографической, антропологической, археологической, исторической и т. д.) и научных обществ, русской светописи, музейному делу. 

Уникальность выставки проявилась во всем: и в истории подготовки, и во времени и месте проведения, и в диапазоне представленной широкой публике тематики — от наглядных экспозиционных сцен с группами манекенов, изображающих «племена России и соседних с нею славянских земель», до общего этнографического отдела, где особое внимание впервые не только в России, но и в мировой практике было уделено фотографии, экспонировавшейся как неотъемлемая часть выставки.

Причем именно показ фотографии в отдельном разделе утвердил ее как важное документальное и культурно-историческое явление своей эпохи. Запечатленные лица и события обрели новые смыслы, позволив современникам в Москве посмотреть на жизнь различных уголков империи 1860-х годов, о большинстве которых они имели очень смутное представление.

Фотографический раздел стал одним из ярких событий выставки, обретшим самостоятельную историю уже на этапе подготовки, но вместе с тем изучение его создания неотделимо от истории выставки.

Масштаб выставки, открытой для широкого посещения с 23 апреля по 19 июня 1867 года в самом центре Москвы, в так называемом экзерциргаузе, или Манеже, количество представленных народов и охват огромных территорий впечатлили как российскую, так и зарубежную общественность. Достоинство и реалистичность экспозиции произвели впечатление и на членов императорской семьи: 24 апреля 1867 года ее посетил император Александр II с наследником Александром Александровичем и его супругой Марией Федоровной.

В Манеже, на громадной экспозиционной площади, разместились три главных отдела: отдел «групп, изображавших племена, населяющие Россию и соседние с нею славянские земли»; общий этнографический отдел, «в котором помещались костюмы и части их… предметы домашнего быта… собрание лубочных картин, альбомы, рисунки, фотографии»; отдел антропологический, в состав которого «входили коллекция черепов и костяков, как современных, так и древних, коллекция анатомических препаратов, антропологические снаряды». 

Значительную часть общего этнографического отдела, рассчитанного, по замыслу создателей, на более искушенную публику и исследователей, составлял раздел «Фотографические снимки, альбомы и рисунки». Всего экспонировалось более 3 000 предметов, из них было около 1 500 фотографий.

Оригинальный художественный замысел позволил показать культуру различных народов от севера до юга; развернутая масштабная панорама их жизни привлекла беспрецедентное для того времени количество посетителей — более 83 000 человек. 

Период подготовки выставки длился почти два года (с 1865 по 1867 год), но благодаря продуманной работе Комитета по устройству русской этнографической выставки под председательством Д. А. Дашкова и при активном участии ее инициатора П. А. Богданова уже на подготовительном этапе удалось актуализировать значение этнографического знания и этнографии как науки в целом, а также роль все более востребованной в документальной фиксации народов Российской империи русской светописи и сформулировать основные критерии для отбора предметов на будущую выставку.

В течение 1865–1866 годов была проведена огромная работа по сбору экспонатов: часть их была закуплена за счет объединенных средств, часть поступила за счет пожертвования императорской семьи, государственных деятелей, членов Императорского Русского географического общества. Большая часть будущих экспонатов выставки была собрана действительными членами ОЛЕАЭ (Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии), известными учеными, путешественниками, представителями дворянства, купечества, разночинной интеллигенции и др. 

На одном из первых заседаний Комитета было принято предложение профессора скульптуры Н. А. Рамазанова о сборе фотографического материала (портретов, поясных и в полный рост, в фас и профиль) для использования в дальнейшей работе по созданию антропологических манекенов. Вопрос о важности такого практического применения фотографии возник неслучайно. В 1850-х годах в России шло активное становление фотографического рынка, проходили набиравшие все большую популярность фотографические выставки для широкой публики (в 1856-м впервые демонстрировались стереоскопические снимки из Берлина; в 1859-м в Академии художеств были показаны работы из серии «Сельский быт» известного фотографа В. Каррика), началось формирование отечественной фотографической коллекции в Императорской Публичной библиотеке.

Использование фотографии в различных областях научных знаний становилось все более востребованным и популярным, поэтому вполне закономерно, что в январе 1866 года при Комитете выставки была создана Фотографическая комиссия, на пост председателя которой был приглашен первый обладатель государственной награды среди московских фотографов Никандр Матвеевич Аласин, купец, владелец знаменитого ателье «Русская фотография».

Высочайшее качество и большое количество присланных в адрес Распорядительного комитета фотографий (почти 1500 снимков) превзошли ожидания устроителей выставки, высоко оценивших не только их научную и художественную значимость, но и тематический охват, явно выходивший за рамки первоначально поставленных задач. В определенной степени фотографии стали своеобразной самопрезентацией территорий и локальных групп губерний Российской империи, славянских народов Австрийской и Османской империй. Несомненно, что ярко выраженная самодостаточность собранных фотографических коллекций обусловила принятие единственно правильного решения — экспонирования их в отдельном разделе выставки, который, согласно решению Распорядительного комитета, был сделан как дополнение к первому (этнографической экспозиции) и рассчитан в основном на исследователей.

При подготовке к экспонированию все фотографии были систематизированы по народам в следующем порядке: сначала шли инородцы северо-западных губерний (кроме литовцев), Поволжья и степей Астраханской и Оренбургской губерний, Ковенской и Виленской губерний, великорусы, белорусы, малороссияне, русские Галиции, Венгрии, Люблинской и Седлецкой губерний, славяне зарубежные (поляки, словенцы, словаки, чехи, хорваты, черногорцы, сербы, болгары), затем опять инородцы Бессарабской губернии, Крыма, армяне, немецкие колонисты, цыгане, евреи, народы Закавказья, жители Дагестана. Отдельно были выделены «Снимки с групп первобытных народов» в Сиденхэмском Кристальном дворце около Лондона (среди которых числились японцы и аннамиты). И наконец, завершался частью «Дополнения», — вероятно, пропущенных или поздно доставленных снимков И. Н. Бранденбурга, некрасовцев, эстов и сербов. Среди отдельных народов снимки были выделены в группы в зависимости от территории и экспонента. Например: «12–18. Самоеды Канинской тундры Мезенского уезда Архангельской губернии. Экспонент — художник И. Н. Бранденбург» и т. д.

Таким образом, в каждой группе фотографий помещалась информация о месте бытования и источнике поступления коллекции. Почти все фотографии были подписаны от руки с обозначением национальной принадлежности (кроме великорусов, которые не нуждались в таком уточнении как главный народ империи), остальные сведения, как указывалось выше, разнились. Также для удобства посетителей все снимки были пронумерованы в соответствии с каталогом: номера, напечатанные в типографии, наклеивались на нижний правый угол каждого снимка.

В действительности фотографический раздел можно назвать этнографической фотовыставкой: вниманию публики было представлены все полторы тысячи фотографий. Собранные вместе, они составляли единую коллекцию, которая знакомила с разнообразием и богатством типажей людей разных сословий (многие из которых были запечатлены в фас и профиль) и в определенном контексте жизнью конкретных персон, представлявших известные и малознакомые народы империи и славян Европы. Кроме того, часть снимков впервые показывала особенности жизни в империи: жилище, занятия, орудия труда, средства передвижения, обряды и т. д.

Труды экспонентов и фотографов были по достоинству отмечены Распорядительным комитетом: высшие награды (почетные адреса) получили князь В. А. Черкасский, М. Ф. Раевский, П. П. Муромцев, почетные награды второй категории — все участвовавшие статистические комитеты, Галицко-русский народный дом во Львове, Сербское ученое общество в Белграде, наказной атаман Уральского казачьего войска Н. А. Веревкин, главный попечитель калмыкского народа К. И. Костенков, А. М. Раевская. Золотые медали были присуждены П. П. Муромцеву, «Русской фотографии в Москве», фотографу Б. Барро, большие серебряные медали — Я. Ф. Головацкому, Л. В. Далю, Борхардту, Бранденбургу, П. Ф. Симоненко, малая серебряная медаль — М. Ф. Кусцинскому.

После окончания выставки все ее уникальные материалы, в том числе фотоколлекции, положили начало новому фонду «Дашковский музей» Московского публичного и Румянцевского музея, директором которого в 1867 году стал В. А. Дашков (музей в 1948 году был расформирован).

В настоящее время этнографические коллекции (в том числе и фотоархив) являются частью собрания Российского этнографического музея, где хранится значительная часть фотографий с выставки (более 900 снимков) и уникальная коллекция московского фотографа датского происхождения Т. Л. Митрейтера (всего 262 вручную раскрашенных фотографий манекенов и сцен выставки).

Единственная в своем роде не только в отечественной, но и мировой истории коллекция фотографий с Всероссийской этнографической выставки 1867 года положила начало визуальной истории народов Российской империи, сделав этнографический жанр популярным и востребованным вплоть до настоящего времени.

Карина Юрьевна Соловьева, куратор выставки,
заведующая отделом фотографий и хранитель фототеки 
Российского этнографического музея

Информационные партнеры: