15 минут до центра

Петербург — это первый город в России, который строился и развивался по разработанному плану. В 1990 году центр города был включен в Список ЮНЕСКО.

Одной из первых структур, которая занялась фотосъемкой архитектуры города, был комбинат «Ленфотохудожник». Закончилась война, требовалось зафиксировать, как город восстанавливается после разрушений.


Ключевой фигурой в этом сюжете является Илья Наровлянский, снимавший город для открыток и альбомов. Архитектурная съемка предполагала обстоятельный подход и подготовку — велась со штативом, на крупногабаритную технику. Но было бы неверно сводить работу Наровлянского к простой фиксации — через детали и едва заметные нюансы город на его фотографиях поэтично оживает.


Вадим Егоровский более тридцати лет работал в КГИОПе — Комитете по государственной охране памятников истории и культуры.

Несмотря на то что его и Наровлянского  разделяет целое поколение, строгость канона архитектурной съемки делает их работы схожими.

В работах Вадима Егоровского 1989 года мы видим следование правилам архитектурной съемки, требующей строгого соблюдения пропорций в фиксировании элемента городской среды.

Владимир Антощенков, архитектор по образованию, увлекался графикой, что существенно повлияло на то, как сформировался его авторский язык.

В работах Владимира каждый элемент одушевлен, а архитектура, занимающая в них главенствующее место, неразрывно связана с тем, что ее окружает, — человеком, животными, растениями, неся на себе следы явного и неявного взаимодействия с ними.

Поэтика Петербурга, описанная еще в романах Федора Достоевского, сформировала особую фигуру наблюдателя, которого на французский манер можно бы было назвать фланером. Фланер бродит по городу без цели как таковой, ориентируясь на интуицию, внимательно наблюдая за своим переживанием пространства.


Одним из таких фланеров был Борис Смелов — ключевая фигура неофициальной советской фотографии 1970–1980-х годов.


Смелов выбирает для съемки старые районы города: Коломну (которую он начал систематически снимать одним из первых), Васильевский остров (где прожил бóльшую часть жизни). Гуляя без особого плана, автор подмечает не столько какие-то яркие события, сколько состояние пространства и среды вокруг себя, ищет способ зафиксировать особенную атмосферу города.

Для Смелова огромное значение имела литература и философия. Как и ряд других фотографов конца 1960-х — начала 1970-х годов, он снимает интерпретации районов, которые Достоевский описал в своих романах.



Петербург Достоевского и Коломну снимал и Валерий Дегтярев.

Вместе с единомышленниками Валерий Дегтярев бродил по дворам в поисках фактурных сюжетов. Съемка дворов часто вызывала беспокойство у местных жителей, поэтому работать с товарищами было не только интереснее, но и безопаснее.


Борис Михалевкин, электромонтер по образованию, еще одна крупная фигура петербургской фотографии. В 1960-е Борис Михалевкин экспериментировал с формой, снимал городские сюжеты. Тогда же в его творчестве возникает социальная тема, которая приведет его в знаменитый фотоклуб «Зеркало».

Часто в жанре фотографии города у авторов люди сведены к неразличимым силуэтам, например это фигура спиной или спешащего прохожего, не попавшего в фокус. У Михалевкина же история жизни города раскрывается именно благодаря людям — полноценным героям его городских сюжетов.

Еще один автор из клуба «Зеркало» — Сергей Подгорков.

Сложно предположить по представленным фотографиям, но основным его жанром был остросоциальный репортаж; кроме того, автор фиксировал жизнь неформального Ленинграда конца XX века.

Сергей Подгорков снимал крупные события того времени, например путч в 1991 году, а также бытовые для 1990-х сцены и фактуру: очереди, скверы, вывески магазинов, подворотни. У автора есть целая серия фотографий рюмочных и пивных ларьков, расцвет которых он застал в Петербурге.



Транспорт, уличные кафе, вывески «Баня» и «Котлетная» на фотографиях являются элементами среды, которые дают зрителю подсказки и помогают сориентироваться не только в пространственных, но и во временных координатах.

В петербургской фотографии есть локации, которые занимают особенное место в работах фотографов. Одной из таких локаций, конечно, является Дворцовый мост (и процесс его разведения).

Кроме того, важную роль в ленинградской фотографии играет Летний сад. Мало кто из фотографов, снимавших Петербург, прошел мимо него.


Летний сад фотографировала и Людмила Таболина. Она работала над серией с 1995 по 2005 год, когда Летний сад еще не обрел свой отреставрированный вид.



В архиве Людмилы Таболиной сотни негативов, снятых в сумерках и в солнечные дни, в снег и в дождь, с посетителями и без них. При этом автор снимает не сам сад, а призрачную атмосферу, насыщенную ассоциациями с культурным прошлым Петербурга.

Кроме непосредственных достопримечательностей, код съемки города формируют природные явления — драматичное свинцовое небо, дожди и утренний туман.

Перечисленные мотивы и сюжеты, таким образом, формируют код съемки города, в котором каждый автор ищет средство для собственного выражения — через нестандартное место или технику, подход к сюжету или удачно пойманное мгновение.


Вернуться

Последнее изменение 25.12.2023





    Нажимая "Отправить", я подтверждаю свое согласие на обработку моих персональных данных, указанных в форме
    This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

    Фотография не найдена

    Поделиться ссылкой на выделенное