Хабаровск: повседневность Гражданской войны и интервенции. 1918–1922

 

Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО представляет проект Хабаровского краевого музея имени Н. И. Гродекова



Хабаровск: повседневность Гражданской войны и интервенции. 1918–1922

 

В 2018 году Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова приобрел частную коллекцию подлинных фотографий, выполненных интервентами Японии и США в Хабаровске в период 1918–1922 годов. Коллекция формировалась в течение нескольких лет, фотографии приобретались за рубежом: через интернет-аукционы или напрямую у коллекционеров и антикварных дилеров. Часть фотографий ранее была известна только по копиям, некоторые снимки не были знакомы даже специалистам. Эти уникальные фотографии и представлены на виртуальной выставке.

Историческая справка

Слово историка

Ю. Н. ЦИПКИН (Доктор исторических наук)

В 2018 году исполнилось сто лет с начала Гражданской войны в России. Интервенция на Дальнем Востоке продлилась пять лет. Самым длительным было присутствие японского экспедиционного корпуса, но начали и закончили интервенцию американцы: в середине ноября 1917 года в бухту Золотой Рог Владивостока без всякого разрешения вошел американский крейсер «Бруклин», на борту которого находился командующий Азиатским флотом США адмирал О. Найт. И лишь в ноябре 1922 года, когда уже почти месяц как закончилась Гражданская война на Дальнем Востоке, американский крейсер «Сакраменто» снял персонал радиостанции ВМС США с Русского острова около Владивостока и отбыл восвояси. Надуманными причинами иностранного вмешательства явились тезис о «помощи чехословакам», стремящимся проехать на родину через российский Дальний Восток, необходимость защиты складов воинских материалов и продовольствия в Мурманске, Архангельске и Владивостоке от большевиков и «германских агентов» — немногих австро-венгерских и германских военнопленных, выступивших на стороне советской власти. США были заинтересованы во взаимном ослаблении Японии и России, разгроме большевизма руками японцев. В то же время Америка выступала против захвата Японией прибрежных районов России. Это обусловило противоречивость и непоследовательность политики США по отношению к белому движению. Максимальная численность войск Соединенных штатов на российском Дальнем Востоке достигла 9 тысяч человек, японский же экспедиционный корпус к 1 октября 1918 года насчитывал 73 тысячи человек. К началу февраля 1919 года численность японских войск уменьшилась до 25,6 тысяч солдат и офицеров.

Хабаровск был захвачен 5 сентября 1918 года. В город вошли казаки атамана И. П. Калмыкова и японцы, немногим позже — американцы. Ввиду значительного перевеса сил контрреволюции Дальсовнарком эвакуировался в таежный поселок Зея Амурской области, затем был распущен. Большевики перешли к подпольной и партизанской борьбе. Атаман Калмыков развернул в Хабаровске жестокий террор.

В Хабаровске были расквартированы части японской 12-й дивизии и 27-й полк американского экспедиционного корпуса в неполном составе. 16 февраля 1920 года Хабаровск заняли революционные войска Приморья. Власть в городе перешла к Военно-революционному штабу во главе с И. Г. Булгаковым-Бельским. Эти войска были созданы из бывших частей колчаковской армии, перешедших под красные знамёна в результате восстания в Приморье. Месяцем позже в город вошли партизаны. До отбытия из Приморской области основной массы американских и чехословацких войск японцы соблюдали нейтралитет. Как только это произошло, они немедленно выступили: 4–5 апреля 1920 года японские войска атаковали и блокировали войска Приморской земской управы и партизан, которые после падения колчаковского режима открыто располагались в крупных населённых пунктах. Во время апрельской провокации погибли более 7 тысяч воинов революционной приморской армии, партизан и мирных жителей.

С выступлением японцев совпало создание буферной Дальневосточной республики (ДВР), которая создавалась для предотвращения войны между Советской Россией и Японией. 25 апреля 1920 года началась советско-польская война. Тогда же из Крыма начали наступление белые войска барона Врангеля. Воевать на три фронта Советская республика сил не имела. Необходимо было исключить войну с Японией.

Трагичные события в начале апреля 1920 года произошли и в Хабаровске. В ходе боёв в городе и в предместьях японцы потеряли убитыми и ранеными около 300 солдат и офицеров. Потери же народно-революционных частей оказались гораздо большими: около 400 человек убитыми и более 1200 пленными. Интервенты захватили артиллерию и бронепоезд революционной армии. С боями пробились на левый берег Амура части, из которых был создан сводный полк под командованием Ф. А. Петрова-Тетерина. Полк занял позиции в районе моста и протоки Бешеная. Попытки японских войск высадить на левом берегу десант под прикрытием артиллерии канонерских лодок были пресечены пулеметным огнем.

27 мая 1920 года боевые действия между русскими и японскими войсками официально были прекращены. После выступления интервенты попытались насадить в Приморье марионеточную администрацию из белогвардейцев, но эти попытки везде, кроме Хабаровска, закончились неудачей. Белые генералы и офицеры опасались открыто выступить на стороне японцев, и интервенты были вынуждены вернуть к власти Приморское земское правительство, правда, ограничив его полномочия. В Хабаровске к власти пришла бывшая колчаковская дума во главе с городским головой К. Т. Лихойдовым, крупным домовладельцем и откровенным японофилом. Однако проблемы японцев во внутренней и внешней политике, поражения белогвардейцев на других фронтах (в Забайкалье) заставили интервентов уйти из Хабаровска. Приморское правительство объявило Хабаровскую думу распущенной. 23 августа 1920 года ее разогнал батальон народной милиции, Лихойдов под охраной японцев уехал во Владивосток.

6 октября 1920 года японцы начали эвакуацию из Хабаровска. Они вывозили материальные ценности, жгли склады с обмундированием, испортили кислотой механизмы ряда канонерок Амурской флотилии. 23 октября эвакуация была закончена. Город и территорию Приморья до Имана (Дальнереченск) заняли части Амурской дивизии Народно-революционной армии ДВР. 22 ноября 1920 года была создана Приамурская область с центром в Хабаровске. Область охватывала часть территории Приморья до Имана, которая была свободной от интервентов. Под властью белогвардейцев Хабаровск (японцы в этом походе не участвовали) находился еще раз: с 22 декабря 1921 года, когда город захватили каппелевцы, и до 14 февраля 1922 года, когда после Волочаевского сражения белые части спешно покинули его.

К октябрю 1922 года в Южном Приморье Народно-революционная армия (НРА) разгромила остатки белой армии. 25 октября 1922 года японцы покинули Владивосток, и в город вошли войска НРА ДВР. 14 ноября 1922 года Дальневосточная республика была ликвидирована, и российский Дальний Восток воссоединился с Советской Россией.

Гражданская война нанесла огромный урон стране и ее дальневосточному региону. Потери участников вооруженной борьбы составили более 2,5 миллионов человек. Общие же людские потери в годы Гражданской войны в нашей стране оцениваются в 21–25 миллионов. На российском Дальнем Востоке погибли в боях, умерли от ран, замучены и расстреляны более 80 тысяч человек. Хабаровск в 1913 году насчитывал 52 тысячи жителей, к 1922 году в городе зафиксировали 32 тысячи человек. Существенный ущерб был нанесен народному хозяйству. Разорены и остановлены по разным областям региона от 17 % до 30 % предприятий. Речной флот потерял 76 % самоходных судов. Убытки народного хозяйства составили более 603 миллионов рублей золотом.

Город и обыватели

 

Думал ли я, что когда-нибудь попаду в Хабаровск? А между тем, Хабаровск оказался премилым городом с красивыми домами и с поэтичными скверами на высо­ком берегу Амура, такими завлекатель­ными для гимназических романов. Склад жизни патриархальный, а настроения — контрреволюционные.

Сергей Прокофьев. Запись в дневнике от 22 мая 1918 года



Жизнь города замерла: никакой торговли, никакого коммерческого оживления. В политическом отношении полная неосведомленность. …Хабаровск трепетно ждет, как определится жизнь в центре, но сам совершенно не намерен принимать никакого участия в определении.

Газета «Голос Приморья» (Владивосток), 8 октября, 1918 года

Городская Продовольственная управа закупила в районе Сунгари полмиллиона пудов зерна и отправила за ним пароходы, но харбинские власти счи­тают границу закрытой и запретили вывоз для Хабаровска. Если срочные меры не будут приняты, Хабаровский и николаевский районы останутся без хлеба, т.к. наличных запасов хватит всего на две недели.

Газета «Приамурская жизнь» (Хабаровск), 17 сентября, 1919 года


Скатерть самобранка

Рассказывал я своему сынишке старую сказку про скатерть-само­бранку. Хорошая была эта скатерть, в особенности по нынешним голод­ным временам.

Развернешь ее пошире  —  и на ней все есть.  Целый обед. Да какой! Сын перебивает меня:

Папа, это не сказка. Я ее знаю, эту скатерть.

Знаешь? А ну, скажи какая она?

И он описывает:

Она большая, красная и в углу вышиты пять золотых букв  Р.С.Ф.С.Р. Надо только пошире ее разостлать, чтобы всюду, где теперь Колчак и Деникин, легла эта скатерть. И тогда будет у нас скатерть — самобранка для каждого кто в России живет. Все будут сыты. Ведь правда?

— Правда,  мой маленький коммунист. Скоро мы повсюду расстелем свою алую самобранку с пятью золотыми буквами.

Роста : сатирическая газета,  № 1, сентябрь 1919


Японские солдаты очень любили маленьких детей и всегда угощали их своими конфетками и пилюлями. В особенности же они любили сниматься с ребятишками, наберут на улице играющих ребятишек и идут в фотографию сниматься, а потом обязательно дарят карточки.

Из воспоминания Коршуновой, ученицы 5 класса школы № 2 им. Ленина. Хабаровск, 1927





В борьбе с тифом

Американский врачебный депар­тамент в Хабаровске, имея жела­ние принять участие в борьбе с тифозной эпидемией, вошел в сношения с главным город­ским врачом д-ом Пионтковским и гор. санитарным врачом д-ом Покровским по вопросу о мерах борьбы с заразной болезнью.

Газета «Приамурская жизнь» (Хабаровск). 19 февраля 1919 года

…Политический горизонт мрачнел. Правые партии из кожи вон лезли, чтобы не допустить рабочих, солдат и крестьян к власти. Появились на всех перекрестках плакаты с указанием выдвигаемых депутатов в Учредительное собрание. На окра­инах города эти плакаты расклеивал я. Интересен случай, о котором следует вспомнить. …Плакаты расклеивали всю ночь. Утром (около 8 часов) мы с юношей, порядком уставшие, возвращались в общежитие. Последний плакат я стал наклеивать по Чердымовке, невдалеке от нашего общежития. Когда предвыборный плакат был наклеен, обернулся, чтобы уходить, но увидел сзади себя здорового, толстого попа, читавшего плакат. Прочитав плакат, поп начал предавать меня «анафеме», обозвал «нехристем», «германским шпионом», «богоотступником» и т. д. Мне нужно было уйти от этого попа, но, когда он протянул руку к плакату, чтобы сорвать его со стены, я попу несколько раз сказал: «Батя, церкви до этого дела нет, молитесь себе и не вмешивайтесь в политику», — не допустил срыва плаката. Поп продолжал ругаться. Я не выдержал (молодость, горячность, усталость) — выстрелил в него. Придя в общежитие, поведал об этом товарищам. Не успели мы это дело обсудить, как убитого попа шедшие на моление верующие (было воскресенье) унесли в Иннокентьевскую церковь. Попом был Михайлов. По городу разнеслись слухи, что он был убит с целью ограбления злоумышленниками. Что ж, одним гадом на свете стало меньше. Царство ему небесное.

Из воспоминаний Георгия Абросимова, бывшего секретаря Краевого Совета. 1962

Свои и чужие

 


Японское командование, сочувствуя находящимся в бедственном положении 2-му детскому приюту и богадельне, которыми заведует комитет общества призрения, бесплатно отпускает им 29,5 кубических саженей дров (на отопление в марте и апреле месяцах) и 80 пудов сахару.

Газета «Приамурская жизнь» (Хабаровск). 18 февраля 1919 года

Общую стройность парада нарушало поведение интервентов. Японская конница часто проезжала поперек строя войск, а главное — в тот момент, когда войска церемони­альным маршем проходили перед начальником Ревштаба, в строй втиснулся японский автомобиль, нарушив этим общую стройность шеренги. Такое недопустимое, вызывающее поведение интервентов на нашей территории сильно нервирует население.

Газета «Единение» (Хабаровск). 14 марта 1920 года

 

Проводы генерала Оой

Вчера, около 10 час. утра, к прибывшему из Благовещенска в Хабаровск на пароходе «Амур» возвращающемуся в Японию начальнику 12-й японской дивизии генерал-лейтенанту Оой явилась депутация от городского общественного управления и дру­гих общественных организаций и от имени жителей гор. Хабаровска преподнесла ему почет­ную саблю, с соответствующей надписью.

Газета «Приамурская жизнь» (Хабаровск). 25 июня 1919 года

Положение в Хабаровске

Лицо, приехавшее на днях из Хабаровска, рассказывает о переживаемой городом панике в связи со слу­хами об уходе из города японских войск. Интеллигенция и зажиточный класс за бесценок распродают имущество и на пароходах бегут в Харбин. Китайцы охотно скупают мебель и, переправляя ее в Маньчжурию, перепродают, наживая большие деньги. В городе совершенно нет жизни. Хлеб приготовляется из кукурузы.

Газета «Владиво-Ниппо» (Владивосток). 15 сентября 1920 года



Человечек ростом пять футов и два дюйма, с затянутой по-женски талией, малень­кими и тонкими кистями рук… Его манеры были столь аристократичны, почти эле­гантны, что, вспоминая его впоследствии, казалось невоз­можным связать это внешне нежное создание с теми кровожадными эксцессами, которые он совершил.
Майор Белл (Канада) об атамане И.П. Калмыкове.

Арсеньев люто возмущался атаманом Калмыковым. «И бывают такие ироды поганые в русском народе!». У меня о Калмыкове самые гнусные воспоминания. Слава богу, что китайцы убили Калмыкова в 1920 году. Хвала им! Калмыков был маленький, плюгавенький, светлые тупые глазки; на коне хорошо сидел, казак.
Анна Арсеньева, жена В.К. Арсеньева

Перед нами — приговор Нижне-Воронежского сельского общества, коим крестьяне обращаются к военному командованию защитить их от… кого бы вы думали? Защитить их от бывших красноармейцев 7-го Амурского Народно-Революционного полка: Александра, Григория и Николая Кочневых, Петра Иващенко и Григория Евтушенко, которым общество шлет свое вечное проклятие, как паразитам трудящихся масс, за то, что упомянутые бандиты, нося звание красноармейцев, насилуют женщин и девиц, угоняют лошадей и коров, открывают стрельбу по домам и т.д.

Газета «Вперёд» (Штаб Восточного фронта). 6 июля 1920 года



 

Кровь и железо

 

Долгие недели гроза немого ужаса висела над городом. Расстреляли хабаровского аптекаря, который одалживал деньги пленным после Брестского мира; расстреляли руко­водителя местного бюро Шведского Красного Креста, его помощника, норвежца, и несколько человек из персонала, среди них и ни в чём не повинную машинистку, молодую эстонку, которая училась у меня английскому языку.

Роман Дыбоский. Из книги «Семь лет в России и в Сибири. 1915-1921». 1922






Вернуться

Поделиться

Последнее изменение 4.10.2020

Подписаться на рассылку




Нажимая "Отправить", я подтверждаю свое согласие на обработку моих персональных данных, указанных в форме

Фотография не найдена

Поделиться ссылкой на выделенное