Как семейный альбом с черно-белыми фотографиями, Новый год объединяет родственников и друзей, и, будто сто лет тому назад, кто-то из нас непременно возьмет камеру и попросит своих близких позировать на фоне елки и ватного Деда Мороза.

Выставка исследует сентиментальную тему новогодней фотографии: от традиционных изображений с обязательной елью и зимних пейзажей, натюрмортов с елочными игрушками и карнавальных сюжетов до работ, которые могут показаться парадоксальными в контексте привычных представлений о любимом празднике.

В экспозиции собраны фотографии, фотоколлажи, семейные альбомы, различные варианты открыток: дореволюционные и советские, отпечатанные в типографии или изготовленные кустарями. В разнообразии стилей, жанров, фактур чудесным образом сохраняется то общее для всех ощущение праздника, что звучит в теплом поздравлении: «С Новым Годом!».

Феномен этого чувства, его принадлежность людям разных стран и поколений нашли выражение в бесконечной веренице заимствований, забавных и обаятельных переделок. Так, элегантные дамы и господа, запечатленные австрийским или немецким мастером, с муляжами новогодних подарков в руках стали героями европейских открыток, которые в дореволюционное время продавались в российских городах.

Впечатать поздравление на русском языке в образец западной полиграфии было несложным делом. Много лет спустя мы находим открытки с самыми разнообразными европейскими ландшафтами, которые связаны с Новым годом только надписью.

Старые новогодние открытки, как европейские, так и российские, станут немалой ценностью после революции, когда встреча Нового года окажется под запретом вплоть до 1935 года, приняв после возвращения из опалы неожиданно идеологический облик праздника радостного и счастливого детства в стране социализма. Герои первых новогодних открыток советского производства — крепкие лыжники и фигуристы, реже — танцующие пары. И все же изображение безмятежно счастливого ребенка оставалось главным знаком наступающего Нового года в СССР.

Смелыми коллажами, совмещающими в единое изображение Деда Мороза, связку воздушных шаров и какую-нибудь цирковую обезьянку, отмечен труд советских художников в пятидесятых годах, а вот в шестидесятых дизайн существенно меняется. Ледяное безмолвие зимних пейзажей едва ли не вытесняет людей. Интересно, что фотографический хит советских семидесятых — еловая ветка рядом с горящей свечой и стеклянным шаром — напоминает об одной из первых новогодних игрушек — знаменитом саксонском стеклянном шаре XVI века.

Образ зимы, заснеженного леса, возникающего в воображении в связи с привычными новогодними символами, неизбежно подсказывает восприятие зимней фотографии рубежа XIX–XX веков как фотографии новогодней. Эти ранние опыты ценны прежде всего тем, что снимать зимой при естественном свете было тогда технически крайне затруднительно. Но как фотографии на пленэре, так и сделанные в павильонах на фоне рисованного задника с зимним пейзажем, подкупают сегодня торжественным, праздничным настроением моделей — дам в элегантных манто и их спутников в тяжелых шубах.

Однако не чинный, а карнавальный характер нарядов, стихия волшебных преображений, передавшаяся праздникам XX столетия от старинных святочных игр, заставляет нас сегодня всматриваться в новогодние фотографии разных периодов советской истории.

Проект реализован с использованием гранта, представленного ООГО «Российский фонд культуры», и при поддержке Министерства культуры РФ.

Партнеры проекта

Последнее изменение 7.02.2022